Различия на душевном уровне

.

Пути мужчины и женщины на уровне души кардинально противоположны и также исходят из предназначения полов. Мы помним, что, по большому счету, мужчина создан для дела, а женщина для семьи.
На душевном уровне для мужчины важны такие качества, как целеустремленность, настойчивость, твердость, решительность, способность к принятию на себя груза ответственности. Энергия мужчин в основном расходуется на внешнюю деятельность. Она требует большей концентрации, меньшей чувствительности, логики, сдержанности чувств («настоящие мужчины не плачут»), большего размаха, масштаба действий. Эмоциональные контакты мужчине скорее мешают, чем помогают.


Женщине дано быть помощницей, матерью, хозяйкой в доме. Крупномасштабные задачи она не решает, все ее интересы подчинены семье и здесь ключевыми качествами женщины являются терпение, уступчивость, смирение, эмоциональная отзывчивость, мягкость, умение прощать, нежность. Серьезно ошибаются те, кто считает, что можно изменить свое предназначение и уйти от семейных обязанностей, наращивая мужской потенциал, строя карьеру, добиваясь материальных успехов. Они за это потом сурово расплачиваются одиночеством, внутренней пустотой, болезнями.
В настоящее время женская эмансипация — массовое явление, имеющее глубокие корни. В первую очередь, они связаны с приобщением женщин, девушек к производству, политике, науке. С другой стороны, общественное влияние подкрепляется соответствующим семейным воспитанием, когда мамы, сами воспитанные на подобных позициях, приучают своих дочерей к «самости», умению постоять за себя.
Часто в формировании женской эмансипации играет роль так называемая обусловленная родительская любовь. Это ситуация, когда девочку любят за что-то конкретное. Например, можно встретить такие установки: «Мы будем тебя любить, если ты будешь отличницей, если будешь соответствовать нашим стандартам и представлениям...» И тогда девочка рано понимает, что если она будет достигать чего-то в своей жизни, ее будут любить, если нет — отвергнут.
Г. Михайлов утверждает, что явление эмансипации — не что иное, как вид богоборчества, когда женщина уклоняется от своего предназначения. А ее наивное желание стать богиней в итоге оборачивается трагедией для всех. Теряя женские свойства, женщина «порождает» слабых, безвольных мужчин, с которыми конкурирует и борется за власть и влияние. В итоге страдают все: несчастен мужчина, несчастна женщина.
Но, как правило, тяжелая броня и внешняя самодостаточность женщине не помогает. Вне семьи она чувствует себя неустойчиво. Ей постоянно нужна опора. В детстве — это отец, в юности — друг, в зрелом возрасте — муж И никакие подруги мужской опоры ей не заменят. Если у взрослой женщины нет мужа, она будет искать прямо или косвенно, на кого можно опереться: на духовного наставника, учителя, родственника. И речь идет об опоре душевной, о чувстве равновесия. Не находя такой опоры, женщина вынужденно эмансипируется. Она начинает ругать мужчин, высмеивать их недостатки, само утверждаться. И зачастую, оставив «неподходящего» мужа, эмансипированная женщина не испытывает облегчения. Новый муж, как правило, оказывается не намного лучше.
Другой путь, христианский — изменение себя в сторону женственности, раскрытие в себе с Божьей помощью изначально заложенных прекрасных качеств. И если это происходит, мужчина, находящийся рядом с такой женщиной, начинает постепенно меняться в сторону мужественности, раскрывая в себе нереализованный потенциал, становясь настоящим защитником и добытчиком.
Одно из основных женских душевных проявлений — красота Женщине более присуще стремление быть красивой. Для мужчины красота, очевидно, не является приоритетным направлением. Если это происходит, можно думать о том, что мужчина свернул со своего вектора развития.
Из чего же складывается красота? Понятно, что она продукт совокупный. Одна из ее составляющих — женская слабость. Сразу можно оговориться, что слабость понятие относительное, т. к женщина более приспособлена к неблагоприятным условиям, имеет большие ресурсы организма.
Другая составляющая красоты — естественность. Многие женщины вместо заботы о душе, пытаются похорошеть, корректируя лицо и фигуру. Понятно, что за собой следить необходимо, но важно помнить о том, что красота — это, в первую очередь, индикатор состояния души. Женщине, чтобы быть красивой, нужно не так уж и много: понять, какими качествами она обладает, постараться раскрыть их, стать естественной.
В основе популярного сегодня стремления изменить свою внешность при помощи хирургических манипуляций, нередко лежит так называемый синдром дисморфофобии. О. Мандельштам писал: «Дано мне тело — что мне делать с ним, таким единым и таким моим?» И действительно, что делать с ним? Тело бренно, оно устает, болеет, предает. А телесный облик — это визитная карточка личности, души. И не всегда и не всем приятно, что именно это так. Недаром одно из чудес в русских народных сказках — «шапка-невидимка», — я есть, а тела вроде и нет.
Народная мудрость давно отметила соответствие внутреннего состояния человека его внешним проявлениям: «Идет, как аршин проглотил», «у страха глаза велики», «глаза — зеркало души», «чуть не лопнет от злости», «что не весел, что буйну голову повесил?», «с печали не мрут, а сохнут».
Тело есть форма души, и это не случайное сочетание какого-то тела с какой-то душой. Это есть единственное, уникальное, бесподобное сочетание. Но не все принимают свою Богом Данную внешность. Тогда мы и говорим о синдроме дисморфофобии.
Словарь медицинских терминов определяет его как «тягостное переживание своей физической неполноценности в связи с реальным или воображаемым анатомическим недостатком (форма и размеры носа, ушей, губ; рост, вес тела и т. д.)...» Причем, в большинстве случав причиной переживаний становятся не реальные, а воображаемые недостатки.
Часто бывает так, что женщина во всех своих бедах и неудачах винит свое «неудавшееся» тело: маленькую грудь, кривой нос... Не удается познакомиться с молодым человеком — виноваты короткие ноги, мало друзей — причина в оттопыренных ушах и т. д. Происходит перенос основного конфликта в телесную сферу, которая становится виновной во всех бедах, и ей объявляют непримиримую борьбу.
Н. Нарицын выделяет четыре основных признака дисморфофобии:
— активное недовольство своей внешностью;
— обвинение своей внешности во всех грехах, во всех своих неприятностях;
— перенос своих психологических проблем (неумения общаться и т. д. в телесную сферу;
— убеждение, что стоит только изменить к лучшему свою внешность, как тут же к лучшему изменится и жизнь.
Очень часто таким синдромом страдают подростки, которые в принципе не могут увидеть истинные причины своих невзгод и оценивают все происходящее через призму внешней привлекательности или непривлекательности. Семейные отношения, отношения с матерью могут вносить свою «лепту» в формирование дисморфофобии.
...На консультацию к врачу пришла мать, которая привела свою 14-летнюю дочь с жалобами на резкое снижение массы тела, периодические боли в животе, резкие перепады настроения. В 13-летнем возрасте при росте 170 см девочка весила около 65 килограммов. Тогда она впервые стала высказывать недовольство своим высоким ростом, жаловалась, что у нее полные ноги, большая грудь. Особенно переживала по поводу того, что ее полнота стала предметом шуток среди сверстников. Несмотря на убежденность в полноте, самоограничений в еде не было.
Мать девочки, нервная, вспыльчивая, часто говорила, что умрет от рака печени. Постоянно устраивала разгрузочные дни, ела только постное, «с лечебной целью» голодала по неделе. В семье постоянно велись разговоры о болезнях, осложнениях, лечении. Девочка стала испытывать постоянный страх за здоровье матери, прислушивалась к разговорам взрослых на эту тему и вскоре стала обращать пристальное внимание на свои телесные ощущения. Появилось опасение, как бы не заболеть самой.
Вскоре она стала жаловаться на боли в животе. Решила, что заболели печень и желудок. По примеру матери, стала ограничивать себя в еде «с лечебной целью». Ела одна, всех выгоняла из кухни. При попытках матери покормить дочь, девочка начинала кричать, плакать.
В 14 лет наступила аменорея, беспокоили мучительные запоры. Девочка сильно похудела, усилились боли в животе. Ела только огурцы. Вынуждена была вновь обратиться в больницу, три недели пролежала с диагнозом «ангиохолецистит». Ела плохо, сознательно ограничивала себя в еде. Девочка похудела на 24 килограмма. Часами рассматривает свою фигуру в зеркале. Старается больше находиться на ногах.
* * *
Этот пример показывает, как недовольство своей внешностью может перерасти в серьезную медицинскую и психологическую проблему, в формировании которой далеко не последнюю роль играет семья.
Дисморфофобия — не что иное, как еще один вид богоборчества, когда человек восстает против собственной природы, против Богом данной уникальности и неповторимой индивидуальности. Поэтому глубинные причины этого синдрома все же Духовные. Осознание этого момента, принятие себя как образа, Данного Богом, воцерковление — вполне могут исцелить любые объективные и субъективные «недостатки» внешности.
Другая важная составляющая красоты — нравственность. Давно замечено, что женщины, развивающие в себе нравственность, Добродетель, духовность, в зрелые годы становятся намного привлекательнее, им не грозит страх утратить свою привлекательность. Подобное состояние описано психологами как страх «закрытых дверей», когда женщина, переступающая определенный возрастной предел, начинает судорожно цепляться за уходящую привлекательность в попытке ее удержать. Для этой цели она использует косметические средства и часто завязывает отношения с молодыми мужчинами с целью доказать себе и окружающим, что она еще молода. Понятно, что конец такого пути плачевен: депрессия, пустота, страх одиночества — ведь природу не обманешь.
Приобщение к церковным таинствам, покаяние, молитва, добродетель — все это действительно делает женщину прекрасной. И сколько таких женщин можно увидеть в храмах. Может быть, просто одетые, без косметики, но с сияющими глазами и чистыми лицами.
Святитель Иоанн Златоуст учит: «Хочешь казаться прекрасною, довольствуйся тем образом, который дал тебе Творец... Облекись в милосердие... человеколюбие... в смирение и скромность. Все это дороже золота». Итак, подводя итог, можно сказать, что красота — продукт совокупный, результат внутренней целостности, в которой ведущую роль играет духовный уровень человека.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.