Реабилитация провальной идеи

.

Идея зависимости полностью дискредитирована. Невозможно говорить о том, что человек «пребывает в зависимости», и при этом не оскорбить его. Чтобы обсуждать зависимость, избегая обвинений, пришлось изобрести новый термин: «поддержка». Быть зависимым плохо, а вот нуждаться в поддержке вполне приемлемо.
Трудно представить себе положение зависимости как нечто, к чему следует стремиться. Когда пятилетний ребенок хочет нанести сокрушительный удар своему трехлетнему брату, он говорит: «Ты еще маленький». Ни одна другая фраза не произведет такого же эффекта. Независимость приветствуется, зависимость порицается. Повзрослеть – значит перейти от зависимости к независимости. Других вариантов не предполагается.


Но если мы проанализируем, как именно используем термин «зависимый», то увидим нечто большее. Этим словом мы характеризуем людей, которые своим поведением вызывают наше раздражение и несогласие, например:
• плаксиво жалуются, что мы ими пренебрегаем;
• преследуют нас долгими, умоляющими, обиженными взглядами;
• легко внушают себе мысль, что ими пренебрегают или их игнорируют;
• ждут от нас внимания, вместо того чтобы проявлять инициативу;
• устраивают истерики по поводу того, что мы их избегаем или отвергаем;
• следуют за нами по пятам на вечеринках, вместо того чтобы общаться самостоятельно;
• ждут, что мы будем придумывать совместные занятия, и жалуются, если мы этого не делаем.

Подобное поведение обычно не пробуждает желания заботиться о них, даже если мы пытаемся насильно заставить себя сделать это.
Иначе говоря, словом «зависимый» мы описываем людей, которым не удается вызвать в нас желание позаботиться о них. Они нас отталкивают. У них не очень хорошо получается быть зависимыми.
Люди, которым эта роль действительно хорошо удается, даже не производят впечатление зависимых. Они выглядят просто заинтересованными, признательными, отзывчивыми и любящими партнерами, ради которых нам приятно что-то сделать или отдать. Они с успехом вызывают в нас желание утешать и проявлять заботу о них. Они превращают это занятие в веселье. Это люди, которых хочется иметь в друзьях. Это люди, с которыми хочется вступать в брак.
Неправильно задаваться вопросом: «До какой степени он или она зависимый человек?» Я предполагаю, что каждый из нас очень эмоционально зависим. Вопрос должен звучать так: «Насколько он или она умеет быть зависимым?»
И ответ для большинства из нас – «не особенно», даже если мы улучшили этот навык со времен своего детства.
Все потому, что просить о чем-либо нелегко – и еще труднее пожаловаться, если вашу просьбу не услышали, – ведь временами просьба ощущается как психологическое давление и превращается в проблему. Вот несколько способов, которыми принято преодолевать это препятствие:
• некоторые из нас даже не пытаются просить о чем-либо; они не хотят, чтобы просьба переросла в проблему. Они не хотят выглядеть «зависимыми»;
• другие в любом случае обращаются с просьбой, даже если их обращение в итоге перерастает в проблему;
• третьи решают проблему, превращая взаимные подарки и проявления заботы в привычный ритуал.

Жена автоматически приносит мужу банку пива, когда по вечерам они садятся смотреть телевизор. Это может быть одним из их ритуалов. Или покупает ему большую упаковку мороженого, когда отправляется в город. И, возможно, убирается в доме и готовит легкое угощение к вечеру понедельника, когда он смотрит свой футбольный матч. Ему даже не нужно просить об этом. И он тоже оказывает ей услуги, о которых не нужно просить. Следит, чтобы в ее машине всегда был бензин. Сопровождает ее во время еженедельных визитов к ее родителям – за что она особенно признательна ему. И берет на себя заботу о детях на выходных, чтобы она могла посвятить свободное время себе.
Такая забота друг о друге в форме устоявшихся ритуалов может устраивать обоих партнеров. Но со временем ритуалы могут утратить новизну и больше не удовлетворять потребность – и отдавать, и получать, – ради которой изначально были задуманы.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.